15:33 

Sandra-hunta
Название: Американская мечта.
Автор: Sandra-hunta
Фэндом: РПС, Bring me to the horizon.
Пейринг: Кертис Вард/Оли Сайкс
Рейтинг: R.
Варнинг: ненормативная лексика.
Для Джулс на заявку: Хочу:
- Covenant ( у нас так же известен как Сделка с дьяволом), кроссоверы СПН/Константин, Большой Куш/Рокенрольщик
- ангст/дарк в первых двух случаях, экшен или драма во втором
- от R и выше
- для Covenant( Чейс/Калеб, Чейс каким-то образом остался в живых после финала фильма)
для СПН/Константин ( Джон Винчестер/Джон Константин, АУразветвление после финала первого сезона - Сэм и Дин гибнут в аварии, Джон остается в живых, дальше - пляска автора)
- для Большой Куш/Рокенрольщик ( Турецкий и Раз-Два, кто сверху - не принципиально, они могут даже меняться! Заказчик только будет рад! За сохранение фирменного Гаяриччиского стиля - отдельное спасибо! А уж как у вас в фике будет эти двое взаимодействовать: соперники-конкуренты или же напарники, сведенные вместе жизненными обстоятельствами - решать вам! Заказчик будет всему рад))
...но потом Джулс передумала и решила, что обойдется РПС-ом.

Оли набивает в поисковик «Bring me to Horizon».
Расскажи мне об американской мечте, Оли. Расскажи мне о мальчике, который каждый вечер забирался под одеяло с грязными пятками, закрывал свои умильные глазки и мечтал о том, что он станет звездой.
Ногти Оли обстрижены совсем коротко – под мясо. Будем надеяться, что к следующей неделе они немного отрастут – и будет, из чего делать маникюр. Будем надеяться, что Оли не обгрызет их снова. Будем надеяться, что он хорошо получится на крупных планах. На фотографиях. На обложке «Orange News». На обложке «Rolling Stones». Бедный маленький Оли. Славный маленький мальчик, который любит помечтать. Как бы сильно ты ни старался, «Rolling Stones» ты на хрен не нужен.
Оли набивает в поисковик свое имя. Они записывает результат в блокнот. Эти цифры. Триста тридцать восемь тысяч ступенек отделяют Оли от маленького мальчика с грязными пятками. Триста тридцать восемь тысяч раз его имя записывал кто-то другой.
Расскажи мне о бессмертии, Оли. Расскажи мне о том, как сильно ты боишься быть забыт – прежде, чем станешь известным. Расскажи мне об обложке «Rolling Stones». Обо всем, что снится по ночам маленьким мальчикам.
Дом в Калифорнии. Океан на заднем дворе. Премия Грэмми. Верхние строчки. Армия фанаток. Собственная линия одежды. Имя, выбитое в камне, нацарапанное на стекле. Фанаты, с зажженной спичкой и канистрой бензина наготове. Свой персональный Марк Чэпмэн.
Оли округляет число до трехсот сорока тысяч. Оли набивает в поисковик Ли Мелиа. Семьсот семьдесят восемь тысяч. Оли ненавидит Google. Google ненавидит Оли. Оли не записывает результат.
Рэп-команда. Инстументалка. Хеви-металл. Маленький мальчик очень хочет прославится. Маленький мальчик боится, что однажды провалится под кровать. И не важно, откуда ты родом: американская мечта – она в твоей крови. Эти маленькие тельца цвета дешевой позолоты. Эти маленькие извивающиеся паразиты, пожирающие твое тело. Твое время. Твое сердце. Твои печали и радости. Твою зависть и слабость. Твои сомнения и страх. Американская мечта, мой друг. Эта новая неизлечимая болезнь, мучительная и длительная. Пачка резинок в кармане твоей куртки. Чистый шприц, которым тебе хватит мозгов воспользоваться. Телефон, который ты вовремя отключаешь, и никотиновый пластырь на твоей правой лопатке. Все это не поможет тебе спастись.
Оли слышит шум воды в сортире. Оли облизывает кончик карандаша. Оли чувствует на языке вкус краски, вкус графита и размокшего дерева. Оли думает о том, что, если дело выгорит, он выпустит свои карандаши – с правильным рисунком, со своим именем. Или все-таки с названием группы. Оли думает о том, что это будут самые занятные карандаши на свете.
Оли набивает в поисковик: Кертис Вард. Оли слегка потряхивает, его знобит, он чувствует, что потеет. Оли записывает число в блокнот. Ему даже не по себе. Оли говорит себе, что может собою гордиться. Что, в своем роде, это его успех тоже. Оли говорит себе, что речь идет о его гитаристе. О его группе. О его идее. О его проекте. Оли записывает число в блокнот – и странное дело – карандаш ломается у него между пальцами.
Есть изобретательность – проживешь без таланта. О том, есть ли у него талант, Оли старается не думать. Он старается не думать о своей музыке. Может быть, он не умеет делать хорошую музыку – зато больше ни у кого нет таких занятных татуировок. Может быть, он не стоит ни цента, зато в «тоннели» в его ушах скоро можно будет попасть грейпфрутом.
Кертис вставлял туда пальцы. В его тоннели. Кертис вставлял пальцы в него.
Кертис выходит из сортира, вытирает нос рукавом. Кертис изо всех сил показывает, что ему по хрену. Что он самый лось из всех оленей. Что его не беспокоит завтрашний день. А может быть, он Кертиса вправду не беспокоит.
Потому, что на самом деле Кертис – не музыкант. Потому, что на самом деле он не болен американской мечтой.
Кертис почесывает затылок:
- Объясни-ка мне это еще раз.
Он плюхается на кровать и развязывает шнурки. Может быть, Кертис знает, что в группе он – вместо Сида Вишеса. Может быть, он думает о том, что через десять лет даже не вспомнит, как брал в руки гитару. Однажды всем маленьким мальчикам приходит пора взрослеть.
Оли отвечает:
- Подожди.
Он тянется себе за спину и чешет лопатку кончиком карандаша. Под курткой, под футболкой, под никотиновым пластырем. Его кожа – так далеко от него.
Ты можешь делать хорошую музыку. На случай, если ни черта не выходит: у тебя славные глазки – и ты похож на молодого Пола Маккартни.
Оли набивает в поисковик: Пол Маккартни. Результат: приблизительно двенадцать миллионов. Оли поворачивает лаптоп так, чтобы Кертис не видел экрана. Кертису плевать на экран. Ему плевать на Google, на Пола Маккартни и на бессмертие. Он откидывается на кровати, его ноги по-прежнему свисают на пол, на его грязном белом носке – дырка, цвет его кожи – ближе всего к розовому. Кертис нашаривает пакет рыбных чипсов и нещадно шуршит им.
Он спрашивает – набивая рыбными чипсами рот:
- Будет много возбужденных фанатов?
Хрум-хрум, Кертис. Оли поворачивается к нему и захлопывает лаптоп. Пальцы у Кертиса оранжевые от чипсов. На нижней губе – темно-коричневая полоска от Кока-колы. Оли видит это, когда подходит к нему. Садится рядом с ним. Смотрит на него сверху.
Бедро Оли – в дюйме от левого колена Кертиса. Тот ухмыляется.
- Хороший друг зайдет к тебе посрать – и выйдет довольным.
Он облизывает кончики пальцев. Посасывает их. Как будто это конфеты.
В этом нет ничего эротичного, так думает Оли. Маленьким мальчикам положено облизывать пальцы. Им положено носить грязные носки – и забираться под одеяло с грязными пятками. Им положено мечтать о большой славе и большой любви.
Оли Сайкс возражает:
- Нет. В основном так ведут себя гитаристы.
Футболка Кертиса задралась, Оли видит жидкие длинные темные волоски. Видит шрам от аппендицита. Видит родинку на его брюхе. Оли думает о том, что Кертису нужно сбросить пару кило. Нужно возвращаться в форму. Нужны выглядеть завтра – как никогда раньше.
Кертис спрашивает:
- А пресса в курсе?
Кертис издевается над ним – а может, он просто не знает, как говорить об этом всерьез.
- Нет, - качает головой Оли, - нет. Это должно выглядеть так, как будто ты был там всегда.
Когда речь заходит об идеях Оли, он говорит много и быстро. Оли не хватает дыхалки – хотя как раз с дыхалкой у него обычно нет никаких проблем.
Кертис кивает:
- Сходил посрать.
Кертис кивает снова – очень многозначительно.
- И чуток задержался.
Оли смеется. Ничего не может с собой поделать, не может перестать смеяться. Кертис тянет его к себе за рукав. Кертис роняет его на матрас. Шепчет ему на ухо – сдавленно и хрипло:
- Смех. Подрывает наш. Авторитет.
Оли обнимает его за шею – так, как принято обнимать людей, если ты боишься, что они не ценят двух правильных слов. Если ты не помнишь, как зовут твою девушку, называй ее сладенькой. Если тебе плевать на человека рядом с тобой, сделай вид, что ты безмерно им восхищаешься.
Кертис выворачивается:
- Отдзынь!
Кертис хочет сделать ему «младшего брата». Он настроен крайне решительно.
Если боишься потерять своего лучшего друга, сделай из этого гребанный хеппининг. Если ты боишься смерти, постарайся стать знаменитым – постарайся изо всех сил.
Кертис спрашивает:
- У тебя есть бумажка?
- Какая бумажка? – Выдавливает Оли сквозь смех.
- Обыкновенная бумажка. – Кертис соскакивает с койки, он шарит в шкафу, он выдергивает из тумбочки верхний ящик. Он стоит, растерянный и удивленный, с ящиком в руке, посреди номера. И Оли смеется. Оли показывает на него пальцем и хлопает в ладоши.
Если ты боишься своей публики – прыгай со сцены в ее объятия, прыгай как можно чаще.
Кертис отпускает ящик, ящик падает на пол. Кертис снимает с дверной ручки табличку не беспокоить:
- Вот эта бумажка!
Обличительным жестом демонстрирует ее Оли. Оли хлопает в ладоши еще раз. Оли с ногами лежит на крови, заливается хохотом и ерзает по пакету с чипсами. Чипсы хрустят и крошатся, сыплются на гостиничное покрывало. Кертис выглядывает за дверь и вешает табличку.
Полгода. Чтобы событие стало событием, нужно правильно подготовить почву. Нужно поставить публику перед фактом. Дать ей время переболеть. Дать ей время поговорить. Дать ей время привыкнуть. Прежде, чем создавать новое событие, нужно выбрать подходящий момент. Нужно искать этот момент – щепетильно и со всей серьезностью. Не дай бог какое-нибудь сраное одиннадцатое сентября испортит тебе все дело. Не дай бог загорятся тропические леса, или премьер-министр в родной Британии спешно уйдет в отставку, или Джонни Депп подпишется на съемки еще одних «Пиратов».
Главное – выбрать момент. Какой? Наиболее удобный для нас.
Оли пересматривал «Пиратов» больше шестидесяти раз. Досматривал до конца и запускал по новой. Проговаривал реплики, сидя в гастрольном автобусе. И хотел бы уметь улыбаться, как Джонни. А теперь, детка, неплохо бы побывать за горизонтом.
Когда Кертис вместо «Пиратов» ставил свой евро-трэш, он отбивался тем, что просто менял одним зомбарей на других.
Кертис говорит:
- Упс, я сломал замок.
Кертис говорит:
- Мы отрезаны от мира. Мы за десять тысяч лье от картофельного салата.
Кертис шмыгает носом и снова запрыгивает на кровать. Кертис отлично прыгает – даже если не слишком круто играет.
И Оли спрашивает:
- Какого хрена ты делаешь?
Оли спрашивает:
- Ты что-нибудь слышал о терпении?
Оли спрашивает:
- Ты что-нибудь помнишь про завтрашний день?
Но, в общем-то, Оли не против. Оли дает расстегнуть на себе куртку. Оли дает расстегнуть на себе джинсы. Кертис стаскивает их до колен и садится на матрасе. Кертис разъясняет:
- Я все сделал, как положено.
Кертис говорит:
- Я даже бумажку повесил.
Кертис замечает:
- Не говоря об интервью.
Кертис напоминает:
- Не говоря о маленьких девочках, которые по твоей вине вскрывали вены.
Кертису нужно побриться. Ему нужно хотя бы немного порепетировать перед концертом. Ему нужно поупражняться, оставить с полсотни подписей на салфетках. Ему нужно заранее подыскать действенные таблетки. Ему нужно поспать.
Кертис спрашивает:
- Тебе завтра рано вставать?
Кертис ржет и прикусывает нижнюю губу Оли. Кладет руку ему на член. Вверх-вниз, вверх-вниз, веселые качели унесут маленького мальчика подальше от темного подвала. Вверх-вниз, вверх-вниз. Оли цепляется за его плечи и шумно сопит. Оли целует его. Со стороны два хороших молодых тела смотрятся хорошо, и это закон. Со стороны два занятных мальчика смотрятся занятно, и это закон. Оли Сайкс, мальчик с грязными пятками, который мечтал о большой славе и большой любви. Он не называет это большой любовью. Большой дружбой, может быть. Может быть, большой передышкой.
Футболка липнет к низу живота, Оли барахтается в джинсах, сбрасывает их – и отпинывает от себя. Оли клянется себе: никогда, никогда больше он не будет закидывать ноги ни одной девчушки себе на плечи – потому что девчушке при таком раскладе дико неудобно. Когда он отпускает футболку Кертиса, на футболке остаются темные влажные пятна.
Оли помнит, как Кертис обсасывал его пальцы – один за другим. Когда Оли только-только сделал себе татуировку и все время плевал на кожу водой. У него не было другого занятия: только набирать в рот минералку из бутылки и прыскать на горящую кожу. И Кертис обсасывал его пальцы. Оли помнит об этом – всегда, но сейчас он об этом думает, потому что сам берет в рот пальцы Кертиса. Соленые от рыбных чипсов. Соленые от пота. Пахнущие потом, чипсами и гостиничным мылом.
Оли говорит:
- У меня были резинки…
Кертис придерживает его задницу. Оли смотрит в потолок. Кертис смотрит на головку своего члена. Он сосредоточено, часто и тяжело дышит. Как будто готовится к забегу.
Он говорит:
- Я не заразный.
Он толкается вперед – и Оли зажмуривает глаза. Кертис толкается в него снова, и Оли слышит:
- Я не заразный – а ты не залетишь.
Любой привычке нужно сорок дней. Через сорок дней она будет плавать в твоей крови – вместе с американской мечтой. Если заставить Кертиса Варда трахнуться с презервативом первые сорок раз, на сорок первый он вспомнит, что человечество изобрело резинки не просто так.
Когда-то, у Кертиса прыщи были даже на спине. Пару лет назад – на плечах, на спине, и все ближе к заднице. Пару лет назад Оли не нужно было придумывать финты ушами. Пару лет назад Оли не умел придумывать такие изящные финты ушами.
Оли занимается сексом. Оли трахается. Оли ебется. В каждый определенный момент времени для определенного действия требуется определенное слово. Оли двигается. Оли слышал, что, когда секс является самоцелью – секс, а не оргазм, - это по-настоящему важно. При случае, Оли обязательно повторит эту мысль. Это высокое искусство: вовремя повторять правильные вещи. Вполне в рамках американской мечты. Это у Оли в крови.
Они трахаются, и кровать издает тонкий тихий скрип. Они трахаются, и матрас кажется Оли все мягче, а его собственные ноги – все холоднее. Они трахаются, и член Кертиса уже свободно скользит внутри него. У Кертиса, в общем-то, не самый большой в мире член. Даже не рядом с самым большим. Ничего выдающегося.
Кертис входит в него, и Оли стонет – только за тем, чтобы не слышать, как шлепают яйца. Оли стонет и закрывает глаза – чтобы не видеть покрасневшее лицо Кертиса, его волосы, прилипшие к лицу, его полуопущенные веки и полуоткрытый рот, его насупленные брови. Оли отгораживается, отодвигается все дальше – но это не значит, что Оли не нравится. Оли ждет завтрашнего дня, как ребенок ждет рождества, но это не значит, что он скажет Кертису про семь миллионов. Приблизительно семь миллионов.
Оли чувствует тепло. Оли чувствует близость. Оли чувствует себя личинкой внутри мертвого жука. Оли чувствует себя младенцем в утробе матери. Оли чувствует себя так, как будто у него грипп. Оли знает все о веселых качелях.
Кертис кончает – не в него. Оли кончает – стараясь сберечь футболку. И он уже думает о том, что придется оттирать покрывало. Таскать воду из ванной, сложив руки ложечкой. Спать в разворошенной мокрой постели.
Они лежат там. В разоренной постели, с которой Кертис додумался убрать покрывало. Они лежат – поперек. Между подушками, одеялом и вторым одеялом из шкафа. Не бывает большой любви – с вонью изо рта. Но никто ничего не говорил о большой дружбе.
И Кертис спрашивает:
- А какой счет у Маккартни?
Оли вздрагивает в его руках. Оли рассказывает о двенадцати миллионах.
Кертис спрашивает:
- Серьезно?
Кертис говорит:
- Даже не верится.
Говорит:
- Всего-навсего?
Оли спрашивает, откуда он знает про счет. Про Пола Маккартни, про группу, про тридцать восемь тысяч и семь миллионов.
- Ты делаешь так каждый раз, когда тебе грустно.
Кертис пожимает плечами – и задевает плечом подбородок Оли.
Он спрашивает:
- А что у меня?
И Оли обещает:
- Будет двенадцать – завтра.
Паразиты в его крови. Личинки внутри жука. Вирус под названием Американская Мечта. Эта штука действительно заставляет его страдать. И Кертис говорит:
- Я знаю, что делать.
Он ухмыляется. Он прихватывает зубами прядь волос Оли.
- Теперь моя очередь. Давай-ка я выгоню тебя из группы – и все тебя сильно полюбят.
Кертис улыбается. Оли улыбаются. Американская мечта в крови Оли прогрессирует. Множится. Эти паразиты давят на центр удовольствия. Давят на рецепторы. Произвольно вырабатывают эндорфины. И Оли Сайкс чувствует себя счастливым.

Комментарии
2009-04-25 в 15:43 

boss ass witch
Господи, мне надо выпить.....
Немедленно.
Срочно.
У меня нет водки >< Вообще ничего...
Господи, если б можно было переспать с этим текстом, то я бы хотела от него детей.
Я...это...подробности чуточку позже....
Это охуенно.

2009-04-25 в 19:40 

Sandra-hunta
джулс.
Спасибо, я рада, что тебе понравилась история. Надеюсь, я не слишком проехалась по твоей любви к группе.)

2009-04-25 в 20:10 

Мисс Джонс
boss ass witch
Нет! Ты что! Это такой IC, что дальше некуда)))
Спасибо:squeeze:

   

Эффект бабочки

главная