19:15 

The Beau
Свободное участие
Название фика: Десять взмахов крыла
Автор: The Beau
Фэндом: Шарп
Пейринг: Уэлсли/Лоуфорд
Написано для Уильям Лоуфорд


Наступило серое утро, такое же холодное и сырое, как любое январское утро зимы 1809 года. Разумеется, он не ошибся, разумеется, Сьюдад-Родриго был взят. Высокой ценой, но что поделать? Иногда цель оправдывает средства, что бы там не говорили любители пофилософствовать...
Размышления были прерваны адъютантом, принесшим уточнение к списку потерь.
- А где полковник Лоуфорд? – удивленно спросил Уэлсли. Адъютант замялся.
- Сэр... он был ранен.
- И мне не доложили? – генерал вскинул бровь. – Что с ним?
Юноша покраснел. Он докладывал, но генералу было в тот момент не до подобного, он едва держался на ногах после выматывающего ночного штурма.
- Он потерял руку, сэр.
Уэлсли побледнел. С несвойственной ему нерешительностью махнул рукой, отпуская и адъютанта, и пришедшего с докладом шефа разведки. Полчаса. Дела могут подождать полчаса. А пока...

- Лоуфорд, как вы? – генерал покраснел, осознав всю глупость такого вопроса, но полковник слабо улыбнулся.
- Я жив, это уже хорошо, сэр, - ответил он. Уэлсли кивнул, поймал себя на том, что крутит в руках кончик собственного пояса, как ученик, отвечающий урок, и, покраснев еще сильнее, сел возле постели раненого.
- Лоуфорд, вы прекрасный офицер. Я буду рад видеть вас возле себя. Но я не хочу, чтобы вы погибли. Вы можете вернуться в Англию, я отдам соответствующие распоряжения. Или можете остаться со мной... у меня. Адъютантом, например.
Лоуфорд покачал головой.
- Зачем вам увечный, милорд?
- Уильям... – генерал безуспешно подбирал слова, но нужные никак не находились. – Я высоко ценю вас.
- Спасибо, сэр.
Уэлсли закусил губу. Доброжелательный взгляд и мягкая улыбка Лоуфорда всегда сопровождали его, вот уже десять лет. Лишиться их так глупо... но полковник прав, лучше ему будет в Англии.
- Езжайте, Уильям. Я хотел сказать вам: вы были хорошим другом.
- Другом, сэр? – Лоуфорд удивленно посмотрел на генерала, но тот, смутившись, уже поднялся и стремительно вышел. Полковник смотрел ему вслед и улыбался.
- Артур... – прошептал Лоуфорд еле слышно. Жаль, что генерал этого не слышал.

Уэлсли проснулся с кошмарнейшей головной болью и сел на кровати, застонав. Часы показывали шесть часов утра, и неясно было, почему он проснулся на час раньше обычного, но спать больше не было никакой возможности. Генерал поднялся, привел себя в порядок, и сел за стол. На удивление, списка раненых и убитых при штурме нигде не было, зато план штурма лежал точно посередине, хотя генерал прекрасно помнил, что он уничтожил эту бумагу.
- Кэмпбел! – позвал он, и капитан с готовностью нырнул в палатку.
- Сэр?
- Где счет от мясника?
- Сэр?.. – растерянно повторил Кэмпбелл.
- Списки убитых, капитан! – рявкнул генерал, начиная злиться. – Убитых при штурме!
- Но... – Кэмпбелл удивленно посмотрел на своего командира, - штурма еще не было, вы сказали начинать не ранее семи вечера...
- Что? – Уэлсли вздрогнул. Он беспомощно огляделся. Вся обстановка была знакомой до боли, и точно такой же, как в день штурма. – Простите, капитан, мне приснился дурной сон, видимо. Какое сегодня число?
- 19-е, сэр. Января.
- Спасибо. Можете идти. Позовите ко мне полковника Лоуфорда.

- Полковник, - Уэлсли оглядел франтоватого красавца, сияющего и довольного жизнью. – Я хочу просить вас об одной услуге. Я понимаю, что вам хотелось бы поучаствовать в штурме, но мне позарез нужен будет человек, которому я могу доверять...
Лоуфорд слушал, кивал, и всем видом своим выражал готовность к чему угодно.
- Конечно, сэр, - спокойно согласился он.
- Вот и отлично, - облегченно вздохнул Уэлсли, старательно отбрасывая мысли о том, было ли все дурным сном, или же чем-то большим.

Утро пришло серым туманом и запахом горелого. Уэлсли безуспешно боролся со сном, пытаясь не уснуть, но глаза закрывались сами собой. Раздался тонкий свист, и обернувшийся генерал увидел побледневшее в одно мгновение лицо Лоуфорда.
- Полковник? – растерянно позвал Уэлсли. Лоуфорд медленно осел на землю, пытаясь зажать руками рану в животе.
- Лоуфорд!!!

Уэлсли проснулся и несколько минут тупо смотрел в потолок. Этот день возвращался бесконечно. Он пытался отсылать Лоуфорда – но его убивало шальной пулей, или осколок снаряда лишал его руки, или невесть откуда взявшийся патруль французов налетал на одинокого всадника...
Генерал едва не застонал от ощущения собственной беспомощности. Он чуял, что дело именно в Лоуфорде, что все это только потому, что он не может смириться, отпустить. Потому, что есть нечто незаконченное, не сказанное, не сделанное... но что?
Уэлсли вздохнул. Он никогда не был хорош в философствовании, и потому решил не забивать себе голову ерундой. Действуй, и есть шанс...

Лоуфорд стоял поблизости. Шарп с его командой уже добрались до бреши, и последние защитники отчаянно пытались сбросить их, но бесполезно. Послышался свист, и генерал, прежде, чем понял, что делает, сбил Лоуфорда с ног, прикрывая собой. Что-то толкнуло в плечо, разом сделалось жарко, рукав почему-то промок, а пальцы стали плохо слушаться.
- Лоуфорд, вы в порядке? – торопливо спросил он.
- Сэр? – полковник в изумлении поднял на него глаза. – Вы ранены.
- Что? А... и вправду. Вы целы?
- Кажется, да, - Лоуфорд кивнул. – Но вы...
- Если вы наскоро перетяните эту царапину чем-нибудь, я буду вам признателен. Штурм еще не закончился. – Уэлсли с некоторым трудом поднялся, отмахнувшись от протянутых ему рук. Было смешно, лица окружающих слегка расплывались, и кружились в странном хороводе. Генерал хотел засмеяться, но сил почему-то не оставалось...

- Артур...
Его разбудил этот шепот.
- Кто здесь?
- Простите, сэр. Это я.
- Лоуфорд? – Уэлсли приоткрыл глаза. – Что произошло?
- Вас ранили в плечо, сэр. Я вас перевязал, вы дождались окончания штурма. Отдали приказ очистить город от мародеров к полудню, и поехали к себе. Я решил вас сопровождать, вы плохо выглядели. – Полковник опустил глаза и покраснел. – И я хотел поблагодарить вас.
- За что? – Уэлсли сел. В ушах звенело, но в целом состояние было неплохим. Удивительное везение позволило генералу забыть о том, что такое раны, но жизнь, видимо, решила ему напомнить.
- Вы спасали меня, сэр, - Лоуфорд сгорбился.
- Какое сегодня число? – перебил его генерал. Лоуфорд удивленно посмотрел на него.
- Двадцатое, сэр. Вечер. Вы проспали большую часть дня.
- Отлично. – Уэлсли замолчал, не зная, что сказать. Полковник нервно облизнул губы.
- Сэр... я хотел спросить. Зачем вы это сделали?
Уэлсли рассмеялся. Еще вчера он сказал бы, что просто не хочет испытывать это чувство вины и бессилия. Но сегодня…
- Мне послышалось, или вы назвали меня “Артур”?

Близилось утро. Мерно сопел рядом Лоуфорд, уютно свернувшись под боком и подложив под щеку ладонь. Уэлсли прикрыл глаза. Человеку не следует знать о том, что могло бы произойти, но не произошло, и десятки попыток уже начали стираться из памяти. Уэлсли догадывался, что утром он и не вспомнит ни о чем. Но, может, это и к лучшему. Генерал повернулся и ласково взъерошил волосы спящего, прижался к его щеке губами, наслаждаясь вырванным у судьбы счастьем.
И если вдруг завтра снова наступит девятнадцатое, он точно будет знать, что делать.

Комментарии
2009-04-27 в 19:28 

Шабаш - это минимум три ведьмы. А две ведьмы - это свара. (с) Терри Пратчетт
Роскошный рассказ, жаль лишь, что история не знает слова "если".

     

Эффект бабочки

главная